Доктор Гильотен (dr_guillotin) wrote,
Доктор Гильотен
dr_guillotin

Categories:

Книжные новинки: Первые подлодки СССР от Морозова и Кулагина

В день флотофоба отмечусь отзывом о флотофильской новинке. Год начался с выхода монографии от Морозова и Кулагина по Декабристам и Ленинцам. Авторов и серию любителям флота представлять не надо. По соотношению цена/качество она уверенно "делает" "Морскую коллекцию" ТМ-а. Новинку прочитал еще не полностью, но впечатлений хватило уже на середине.
Во-первых, ввиду всех этих разговоров о «Мистрале» забавно выглядели указания на множество иностранных агрегатов, использованных в постройке первых советских подводных лодок. От немецких и итальянских перисокопов до английских гирокомпасов и немецких шумопеленгаторов.

Во-вторых, отличие от трехтомника по действиям ПЛ трех флотов с его телеграфным стилем и галопом по Европам в "Первых подлодках СССР" описанию боевых походов лодок уделяется иной раз по два-три разворота. Соответственно в более развернутом описании обнаруживается фееричное. Цитирую описание похода ПЛ Северного флота Д-3 в 1941 г.:
«Роль утешительного приза сыграл одиночный «танкер», обнаруженный спустя несколько часов. Взрыва выпущенной из кормового аппарата №7 торпеды никто не слышал, зато когда спустя три минуты был поднят перископ все начали поздравлять друг друга со второй победой. При первом подъеме перископа наблюдался только нос судна, а при втором спустя пять минут цель уже отсутствовала. На самом же деле наблюдавшаяся картина «гибели» объяснялась погодными условиями — волнение моря 5—6 баллов, сильный северо-восточный ветер, временами дождь, видимость не более 12—15 кабельтовых. За 5-минутный интервал между подъемами перископа двигавшийся контркурсом «танкер», постепенно скрылся в дождевом шквале. Спустя полтора часа атаковали одиночное судно водоизмещением 2000-3000 т, шедшее в направлении Киркенеса. И снова после выстрела взрыв никто не слышал (в мемуарах Константинов написал, что его заглушил свист воздуха из прорвавшейся магистрали ВВД) а потопление засчитали только на основании того, что судно отсутствовало при осмотре в перископ»(выделено мной).

Это, конечно, отвал башки, даже без взрывов засчитывать себе потопление транспорта. Людей, конечно, можно понять, 1941 г., везде жопа, хочется каких-то результатов, но совесть-то надо иметь? Чаще всего, конечно, взрывы были(та же Д-3):
« В 14.08 11 октября при очередном подъеме перископа на дистанции около 3 миль удалось обнаружить 5—6000-тонный транспорт в охранении «миноносца». Атака оказалась затянута, и торпеды были выпущены в момент, когда расчетный угол встречи составлял уже примерно 115—120 градусов. Несмотря на то, что экипаж «Д-3» слышал два взрыва, немцы не только не понесли потерь, но даже не заметили залпа»

От наличия взрывов, как мы видим, не легче. На Северном флоте вообще с взрывами особых проблем не было(что делает особенно фееричным описание №1). Дно каменистое, а торпеда обычная после выработки топлива идет на дно как топор ввиду отрицательной плавучести. Далее следовал удар о грунт и в зависимости от его характера - подрыв или просто тихое погружение изделия ценой в 100 тыщ. народных рублей в ил. На Севере чаще всехо бахало. На учебных торпедах были специальные головные части с хитрым механизмом с продувкой небольшой цистерны воздухом. По выработке горючего учебная торпеда благодаря этому всплывала, а боевала - тонула.

Далее концерт по заявкам продолжился:
«На следующий день «Д-3» выпустила торпеды в третий раз за поход. Несмотря на предыдущие атаки, которые по логике должны были насторожить противника, все происходило как на учениях: беспрепятственное сближение с большим трехмачтовым теплоходом до 10 кабельтовых и выпуск трех торпед на угол встречи 90 градусов. Через минуту прогремел взрыв, ознаменовавший седьмую «победу» экипажа «Красногвардейца». На самом деле норвежский трехмачтовый теплоход «Рингар» (5013 брт) не получил ни царапины и продолжил свой путь на восток. На «Д-3» его удаление наблюдали с перерывами на протяжении 26 минут. В 14.24 при последнем подъеме перископа он «перевертывался кормой вверх»»
Естественно, по итогам такой зажигательной боевой деятельности последовала раздача наград:
«боевой счет «Красногвардейца» — семь потопленных транспортных судов — выводили его на первое место не только в Северном флоте, да и во всем подводном флоте ВМФ СССР! Вслед за представлением к ордену Красного Знамени, сделанному после предыдущего похода, ушло представление к гвардейскому званию. Связать успехи лодки с именем конкретного командира было нельзя, поэтому все лавры достались обеспечивающему — И.А. Колышкина представили к званию «Герой Советского Союза»»
Ответ на вопрос «Почему в СССР после войны строили стада дизельных субмарин?» приобретает достаточно отчетливые очертания. Строили т.к. был «боевой опыт»(записывания себе потопленных без достаточных на то оснований), показывающий высокую результативность подводников. Вдумчивого анализа же этих «результатов» до последнего времени не было. Не в последнюю очередь ввиду раздачи за них орденов. Вот выяснится, что дали тов. Колышкину награду за «противник даже не заметил». И что делать? Отбирать?

Но это все были цветочки, ягодки начались на Балтфлоте. Итак, 1942 г., август:
«поход «Л-3» продолжался, но чем дольше он длился, тем больше происходило событий, которые невозможно было объяснить. В частности, торпедную атаку поздно вечером 26 августа в 10 милях южнее шведского порта Истад. Грищенко утверждал, что он из надводного положения выпустил 4 торпеды с интервалом в 14 секунд по кильватерной колонне из трех судов, после чего наблюдал два попадания в разные пароходы. Стоит заострить свое внимание на том, что атака производилась с дистанции 15 кбт, угол упреждения брался 15 градусов, а скорость целей оценивалась в 18 узлов, что фактически вдове превышало среднестатистическую скорость транспорта того времени. В месте атаки действительно находился судоходный «фарватер №59», но на этом совпадения донесения командира с реальностью и заканчиваются. Во-первых, ось фарватера пролегала с запада на восток, а не с севера на юг, как показал Грищенко, во-вторых, немцы не только не потеряли судов в эту ночь, но даже, как указывалось выше, не зафиксировали нападения. Остается предположить, что целью атаки являлись рыболовные траулеры, не оснащенные радиостанциями и принявшие произошедшие на расстоянии взрывы за самопроизвольное срабатывание взрывателей донных мин»
Надо сказать, что читал я книжку Морозова и Кулагина не имея каких-то устойчивых ассоциаций с фамилией «Грищенко». Это уже потом я порылся на Милитере и обнаружил, что он считался в советское время, скажем так, результативным подводником. См., например, Герой Балтики.

Надо сказать, что еще в процессе чтения вышеозначенного эпизода я напрягся от четырехторпедного залпа по пароходома без эскорта. Мысленно умножив на четыре 100 тыс. рублей стоимости торпеды. Действительно, далее по тексту последовал разбор этой тактики тов. Грищенко:
«Позднее в своих мемуарах и книгах бывший командир «Л-3» саркастически высказывался по поводу понимания политработниками метода стрельбы «с временным интервалом», но в главном они были правы: то, как производил свои залпы Петр Денисович, больше напоминало стремление побыстрей избавиться от боезапаса.
Стараясь потопить как можно больше целей, подводники Балтики стреляли на протяжении всей кампании 1942 года исключительно одно- и двухторпедными залпами и лишь один Грищенко использовал четырехторпедные, причем дважды. Может, это было необходимо по условиям тактической обстановки? Скорее напроив. Совершенно не понятно, чем была вызвана необходимость стрелять таким залпом ночью 26 августа по неохраняемой кильватерной колонне судов да еще с дистанции в полторы мили, когда ничего не мешало подойти ближе и расстрелять пароходы если не артиллерией, то прицельными торпедными выстрелами? Почему 1 сентября потребовалось выпускать четыре торпеды по головному в конвое транспорту с дистанции 15 кбт, если можно было стрелять по одному из концевых судов двухторпедным залпом с гораздо меньшей дистанции (именно так был потоплен «К.Ф. Лильевальх»)?»


Не следует думать, что перед нами некое разоблачительное и срывающее покровы произведение. Позитив, конечно же, присутствует. Эпизод из деятельности той же самой Л-3:
«1 октября «Л-3» вышла из Кронштадта и, двигаясь финским шхерным фарватером, к вечеру 5-го достигла района острова Уте. Оттуда ей предстояло выйти в боевой поход в хорошо знакомый по кампании 42-го район западнее острова Борнхольм. Переход был совершен скрытно, и утром 9-го субмарина прибыла на позицию. В течение двух дней Коновалов проводил разведку на себя, после чего выставил мины в 12 милях северо-восточнее мыса Аркона, сильно в стороне от фарватера Засниц — Треллеборг, который следовало заминировать согласно приказа. Впоследствии в штабе БПЛ раскритиковали эту постановку, а комбриг С.Б. Верховский назвал ее «явно неудовлетворительной». С формальной точки зрения так оно и было, но, как говорится, не было бы счастья, да несчастью помогло — мины оказались поставлены на полигоне боевой подготовки надводных кораблей кригсмарине. Поскольку их курсы в пре-делах полигона располагались случайно, прошло больше месяца, прежде чем мины дали о себе знать. Вечером 14 ноября на банке подорвалось и получило тяжелые повреждения учебное парусное судно «Альберт Лео Шлагетер», 15 немецких моряков погибло. После подрыва германское командование посчитало, что оно торпедировано подводной лодкой или подорвалось на плавающей мине, и хотя на всякий случай закрыло прилегающий район для плавания, тралением его не проверяло, очевидно, из-за отсутствия свободных тральщиков. Спустя несколько дней район был вновь открыт. Утром 20 ноября поблизости от места подрыва «Шлагетера» взрыв прогремел под новейшим миноносцем «Т 34». Он был настолько мощным, что корабль сразу потерял кормовую оконечность, лег на левый борт и перевернулся. Далее последовал взрыв котлов, вслед за чем миноносец затонул с 55 членами экипажа на борту. Кроме того, погибло 2 офицера и 22 матроса артиллерийской школы. Только после этого немецкое командование окончательно пришло к выводу, что район заминирован якорными минами — взрывы донных в точке с глубиной моря более 40 метров не могли нанести таких повреждений. Впрочем, четырехдневный поиск, предпринятый тремя «раумботами» ничего не дал — очевидно, прошедший 21—22 ноября сильный шторм сорвал с якорей последние мины».
Это вообще по моему собственному опыту распространенное явление. Когда успех достигается совсем не там, где его ждут. Вот налицо утопленный без всякого жульничества миноносец.

Честные успехи у советских подводников были и они достаточно заметные. Особенно впечатлили действия командира Л-21 С.С.Могилевского. На своем подводном минном заградителе он ставил мины из надводного положения в 2,5 милях от берега (!!!), поперек обнаруженного собственным наблюдением фарватера, на глубине 16 метров(т.е. не имея возможности погрузиться если появится противник). Такая постановка имела успех - подорвались два транспорта. Не менее дерзкую постановку в 2 милях от маяка Хель Могилевский произвел в марте 1945 г. На ней подорвались и пошли на дно два немецких миноносца - Т-3 и Т-5. Заметим, что к этому успеху лодка шла с завидным упорством: вышли из строя привод кормовых горизонтальных рулей и экипаж в открытом море(!!!), вручную срубив часть фундамента(!!!) перетащил на корму тяжеленный привод с носа, а носовые рули просто закрепил в нейтральном положении. Заканчивая описание действий Л-21, Морозов саркастически заметил о Могилевском: «его главным недостатком было то, что он не стал писать залихватских мемуаров в послевоенное время». Тут тоже не могу не согласится. Причем это характерно не только для СССР. Написавший малоизвестные и скучные мемуары Герман Гот известен и почитаем куда меньше, чем изрядный трепач Гейнц Гудериан, проявивший незаурядное литературное дарование.
Photobucket

Л-21 и ее командир


Вообще описания боевой деятельности лодок производят сильное впечатление. Читаешь «подлодкой был назначен капитан 3-го ранга И.Ф.Фартушный. Это был хороший и опытный моряк, хотя и несколько высокомерный, сухой и педантичный». Идет рассказ о походах, который обрывается на том, что лодка пропадает без вести и «причина гибели 56 моряков остается неразгаданной по сей день».
Tags: книги, матчасть, флот
Subscribe

  • "Малая земля" и Озерейка на Тактик Медиа

    (подражая Магомаеву) "Маааалая земля, кровавая заря...". Что же реально происходило под Новороссийском в 1943 г.? Почему ходом боевых действий на…

  • Архивная революция как она есть

    О чем я всегда говорю в СМИ и на Ютубе. Характерный ИМХО пример: канал на Дзене "Молодость в сапогах", статьи пишутся на основе доков с "Памяти…

  • Официальный релиз: "Битва за Берлин"

    Моя новая работа Битва за Берлин. Штурм столицы Третьего Рейха, вышедшая реально в 2020 г., но добравшаяся до меня живой бумажной книгой только…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • "Малая земля" и Озерейка на Тактик Медиа

    (подражая Магомаеву) "Маааалая земля, кровавая заря...". Что же реально происходило под Новороссийском в 1943 г.? Почему ходом боевых действий на…

  • Архивная революция как она есть

    О чем я всегда говорю в СМИ и на Ютубе. Характерный ИМХО пример: канал на Дзене "Молодость в сапогах", статьи пишутся на основе доков с "Памяти…

  • Официальный релиз: "Битва за Берлин"

    Моя новая работа Битва за Берлин. Штурм столицы Третьего Рейха, вышедшая реально в 2020 г., но добравшаяся до меня живой бумажной книгой только…