Доктор Гильотен (dr_guillotin) wrote,
Доктор Гильотен
dr_guillotin

Category:

О чем рассказало военное видео с Youtube

http://www.youtube.com/watch?v=KDQmqujiVlQ&NR Речь там идет о некоем сражении за Лаубан в 1945 г. Приехавший Геббельс жмет руки, приветствует, на улицах битая советская техника: СУ-76М, ИСУ-122, Т-34-85.
Белые пятна есть, пожалуй в любом периоде войны. 1945 г. не исключение. Розами путь к Берлину не был устлан даже в последние месяцы войны.
Один из тех, кому жмет руку доктор Геббельс это дядечка с горнострелковой нашивкой на рукаве и в очечках. Это тогдашний командующий группой армий Центр Фердинанд Шернер:
Photobucket - Video and Image Hosting

Вот его каноническая фотография:
Photobucket - Video and Image Hosting

Шернер в начале войны командовал 6-й горно-егерской дивизией в Финляндии. Став генералом горных войск он резко сменил профиль и командовал XXXX танковым корпусом, ГА Южная Украина, ГА Север в Курляндии. С ним немцы в Курляндии отбили первые, осенние 1944 г. наступления советских войск на зажатую на полуострове группировку немецких войск. В январе Шернер был вызван из Курляндии и возглавил ГА Центр. Этот человек пил кровь из командующего 1-м УФ И.С.Коневым стаканами и нервы мотал километрами. Правда после войны в самопиаре не преуспел. С момента как Шернер возглавил ГА Центр она начала методично кусать за фланг 1-й Украинский фронт, вынуждая его разворачиваться с запада на юг и даже на юго восток. При этом контрудары иногда были довольно результативными. Контрудар под Лаубаном был одним из таких сражений.

Сражение за Лаубан началось 17 февраля 1945 г., когда к городу подошли части 7-го гв. танкового корпуса 3-й гв. танковой армии П.С.Рыбалко. Обороняли Лаубан части 6-й народно-гренадерской и 17-й танковых дивизий, отступивших с Вислы и пополненных уже в составе группы армий «Центр». Соединения армии П.С.Рыбалко были на тот момент не в блестящем состоянии. На 21 февраля в танковых бригадах насчитывалось по 15 — 20 танков. Весь 7-й гвардейский танковый корпус имел в строю всего 55 танков, а в 9-м механизированном корпусе осталось 48 танков. Т.е. корпус сточился по численности танков до бригады (65 танков по штату). При такой комплектности и низкой комплектности мотострелковых частей уличные бои в Лаубане шли без особых успехов.

Кризис в наступлении 3-й гв. танковой армии вызвал неудовольствие у самого Верховного Главнокомандующего. И.С.Конев вспоминал: «В тот день, когда немецко-фашистские части начали выходить на тылы 3-й танковой армии, Сталин позвонил мне и выразил тревогу: «Что у вас там происходит в третьей танковой армии? Где она у вас там находится?» Я ответил, что армия Рыбалко ведет очень напряженные бои в районе Лаубана, но, считаю, ничего особенного с ней не произошло. Армия воюет в сложной обстановке, но это для танковых войск дело привычное. Звонок Сталина застал меня на командном пункте 52-й армии, недалеко от Лаубана. Я заверил Верховного Главнокомандующего, что, если обстановка усложнится, мы примем все необходимые меры на месте» ( Конев И.С. Сорок пятый, М.: Воениздат, 1966, С.71).

Очередной драматичный поворот событий последовал, когда под Лаубан были переброшены дивизия «Сопровождение Фюрера» и «Гренадеры Фюрера» из Померании и 21-я танковая дивизия из района Кюстрина. На базе управления XXIV танкового корпуса была образована так называемая группа Неринга в составе LVII и XXXIX танковых корпусов. В первый вошли 408-я дивизия, 103-й танковой бригады, 8-й танковой дивизии и дивизии «Сопровождение фюрера». Во второй — боевая группа 6-й народно-гренадерской дивизии, боевая группа 17-й танковой дивизии, дивизия «Гренадеры Фюрера» и части 21-й танковой дивизии. От обороны части противника под Лаубаном перешли к контрнаступлению. Такое внимание к району Лаубана было связано не только с желанием нанести поражения 3-й гв. танковой армии, но и с экономическими вопросами — в этом районе проходила железная дорога, связывавшая центральную Германию с Силезией. Эта железнодорожная ветка также имела существенное значение для снабжения войск группы армий «Центр». В случае потери Лаубана войска Шернера должны были бы довольствоваться мелкими железнодорожными ветками, подходившими из Чехии. Вследствие этих причин командованием немецкой 17-й армии было спланировано контрнаступление внушительных по меркам 1945 г. масштабов.

Карту процесса см. здесь

Немецкое контрнаступление началось в ночь на 2 марта. Оно было построено на традиционной идее удара по флангам по сходящимся направлениям, в обход Лаубана с севера и с юга. Северное крыло наступление образовывал XXXIX танковый корпус генерала Декера, а южное — LVII танковый корпус генерала Кирхнера. Они должны были соединиться на шоссе Герлиц — Бунцлау. В центре «канн» оборонялась 6-я народно-гренадерская дивизия. Северная ударная группировка противника в течение 4—5 марта потеснила бригады 6-го гв. танкового корпуса па участке Хеннерсдорф, Штайберсдорф, форсировала реку Квейс и вышла в район Логау (на берегу Квейса к северо-востоку от Лаубана). Южная ударная группировка (8-я танковая дивизия и дивизия «Сопровождение фюрерта») пробилась через боевые порядки 9-го механизированного корпуса и вышла в район Наумбурга. До соединения двум немецким клешням оставалось всего несколько километров. Оценив сложившуюся обстановку, П.С.Рыбалко с разрешения командующего фронтом дал приказ на вывод подчиненных ему войск из Лаубана. С утра 6 марта войска армии совместно со стрелковыми соединениями 52-й армии заняли оборону на рубежах в 5-—6 км севернее и восточнее Лаубана. После этого пришло время приехать в Лаубан доктору Геббельсу.
Tags: 1945, война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments