Доктор Гильотен (dr_guillotin) wrote,
Доктор Гильотен
dr_guillotin

Categories:

Прочитано

1) «Страницы истории отечественного воздухоплавания»
Есть вещи, которые навсегда остаются деталями, узнаваемыми чертами определенной эпохи. Аэростаты стали неизменными героями даже художественных кинофильмов о 1900-1940-х гг., что лишний раз свидетельствует об их месте в сознании людей той эпохи. Однако если задуматься, то мы знаем о реалиях воздухоплавания крайне мало. Здесь достаточно вспомнить совершенно фантасмагорический, жюль-верновский аэростат наблюдения из кинофильма «Бумбараш», даже близко не напоминающий реальные «Парсевали» русской армии периода Первой Мировой. Одним словом, описать все многообразие истории русского и советского было необходимо. Авторы труда «Страницы истории отечественного воздухоплавания» с этой задачей справились. В книге освещаются самые разные аспекты создания и применения аппаратов легче воздуха: в военных и научных целях, как транспортного и спасательного средства, и даже как аттракционов в начале столетия.
Parseval
Как должен был выглядеть аэростат из "Бумбараша": "Парсеваль" на фронте Гражданской войны.

Книга показывает и рассказывает, какими были аэростаты и дирижабли с момента своего широкого распространения в нашей стране. Насколько сложным были такие, казалось бы, рутинные вещи как получение водорода для воздухоплавательных частей в реалиях промышленного развития России начала века. Вообще первое, что бросается в глаза при чтении книги это ее продуманная структурированность и разделение информации между главами и разделами, а также подглавами. При этом последовательно, хронологически по главам, сочетается технические подробности и сведения об использовании летательных аппаратов. Это, безусловно, улучшает восприятие информации и поиск нужных сведений. Ссылочным аппаратом книга не перегружена, ссылки приведены к месту, там, где они действительно необходимы. С книгой легко и приятно работать.

Karamyshev_early
Поручик Карамышев, командовавший русским дирижаблем-бомбардировщиком "Астра".
В работе уделено внимание и личностям, определявшим развитие отечественного воздухоплавания, таких как Е. Д. Карамышев, начинавшего карьеру еще в царской армии, стоявшего у истоков советского воздухоплавания и впоследствии репрессированного.
Karamyshev_late
Карамышев уже на службе в Красной армии.

С опорой на документы показана роль Г. А. Покофьева, командира 4-го воздухоплавательного дивизиона Красной армии, в создании знаменитого советского аэростата «СССР-1». Участие военных упорядочило и во многом определило успех «СССР-1» в противоположность трагической истории «Осовиахим-1». Живо рассказано об опасности даже сугубо научных и рекордных полетов, когда наполненная взрывоопасным водородом оболочка могла вспыхнуть и сгореть за секунды как на земле, так и в воздухе на высоте 10 километров.

Раздел по Великой Отечественной получился в книге более чем толковый. В тексте видна кропотливая работа по отслеживанию боевого пути воздухоплавательных частей в ходе Великой Отечественной войны, прежде всего отдельных воздухоплавательных отрядов и дивизионов аэростатов артиллерийского наблюдения (ОВОААН и ОВДААН). Это делает работу действительно уникальной. Судьба многих отрядов была без преувеличения драматичной, как 14-го и 15-го ОВОААН, попавших в окружение под Вязьмой и Киевом. Они выходили из «котлов», пока не пришлось бросить матчасть и прорываться пешим порядком. Показаны в том числе критические моменты войны, когда в октябре 1941 г. «личный состав отрядов перевели в истребители танков».

Однако точно так же воздухоплавательные части становились участниками успехов Красной армии и крупных наступательных операций вплоть до Берлина. Все это скрупулезно отслежено на страницах книги, причем по всему спектру доступных источников, от воспоминаний до документов. Видно, что авторами проделана большая работа по поиску в архивах необходимой информации. Показано, что действия воздухоплавательных частей в войну изобиловали яркими моментами, когда они подвергались атакам истребителей и бомбардировке биваков, применяли замысловатые тактические приемы. Причем по мере завоевания ВВС КА господства в воздухе аэростаты использовались все чаще. Об этом «архаичном» средстве мало писали, но в реалиях той войны наблюдение с аэростатов обеспечивало артиллерию оперативными данными. Когда даже противник признавал «Солдаты говорили, что результатом такой точности [артиллерийского огня] могли быть только аэростаты».

Более известной страницей воздухоплавания в Великой Отечественной войне является использование аэростатов заграждения. В книге имеющиеся данные структурированы и дополнены на основе первичных источников. Показано, как и почему эффективность аэростатных полей над Москвой оказалась выше, чем в ПВО Лондона в период Битвы за Британию. Немцы были вынуждены подниматься на бОльшую высоту, что снижало точность бомбометания. На меня лично произвел впечатление эпизод, когда в ночь с 10 на 11 августа один из немецких бомбардировщиков отделился от строя, снизился и пошел на низкой высоте вдоль Москвы-реки к Кремлю. Расчет был на то, что над рекой аэростатов нет. Однако один из аэростатов-тандемов (два один над другим) за счет ветра, сносившего к реке, оказался тросом как раз над рекой. Хе-111 врезался в трос между верхним и нижним аэростатами, ему отпилило крыло и самолет рухнул в воду. Трос оборвало, верхний аэростат улетел, но его разыскали. Кусок плоскости накрепко сцепился с тросом и повис на нижнем аэростате. Самолет впоследствии выловили из Москвы-реки, вместе с экипажем из четырех человек.

Весьма интересным и любопытным получился раздел, посвященный сходу аэростатов со сцены. Многим может показаться это удивительным, но аэростаты не сошли со сцены сразу после окончания Второй Мировой войны. Они еще оставались на вооружении и от них отказались полностью как военного средства только в 1950-х годах, ввиду качественного изменения реактивной ударной авиации.


В общем отличная книжка, прочитана с большим удовольствием.

2) Пономаренко Р.О. «Битва за Ковель» Ковель стал знаковым событием весны 1944 г. По сути бои под этим городом подтвердили гитлеровские идеи про "крепости" и создали прецедент успешно деблокированной "крепости". Т.к. провал под Тарнополем скорее снижал энтузиазм сражаться в окружении. На выручку гарнизона Ковеля бросили части, в том числе штурмовые орудия, ослабив группировку под Витебском. Поэтому ответ на вопрос "почему под Ковелем у немцев получилось" небезынтересен.

Прежде всего хотелось бы сказать, что работа у Пономаренко получилась добротная, видно, что он привлек широкий спектр источников, от "Пожарных команд" Невенкина до Хинце и книг по эсэсманам. Это однозначно не унылая дешевка, которой потчуют читателя какой-нибудь В.Рунов или В.Дайнес. Складывается впечатление, что Пономаренко прошерстил все книги и журнальные публикации по теме Ковеля, как советские, так и иностранные. Есть немного нем. документов. По советской стороне из документальных источников использована ОБД "Подвиг народа".

В итоге получился перекос в сторону немецких источников и информации со стороны немцев. Которые скрупулезно пересказываются, при том, что по другой стороне все плотно окутывает "туман войны"(из мемуаров много не вытащишь, чуда не произошло). Люто доставляет постоянное упоминание номеров членских билетов СС упоминаемых персоналий из СС. Какой в этом сакральный смысл? Я еще понимаю ветеранские издания, где читатели сравнивают номер билета со своим: "Я! Я! Альтекампфер!*". Но какой в этом смысл в книге на русском?

Дальше - больше. Пономаренко утверждает, что участвовавшие в боях под Ковелем "Шерманы" принадлежали 2-му гв. кавкорпусу. Наличие "Шерманов" подтверждено фотоснимками, с этим никто не спорит.
Sherman_Kowel
Однако принадлежали они совсем не кавкорпусу. Это были 223, 230 и 259 тп. Отдельные танковые полки, в которых действительно были "Шерманы".

Пономаренко утверждает "Не сумевший взять Ковель командующий 47-й армией генерал-лейтенант В.С.Поленов был отстранен от должности и отправлен в распоряжение Главного управления кадров...". Далее идет ссылка на... "Дуэль" и Ю.Мухина для подкрепления того, что Поленов был хороший. Оцените, да. Создается впечатление, что Поленова сняли за невзятие города и/или за то, что позволил деблокирование окруженного гарнизона. Это совсем не так.

События, по итогам которых сняли Поленова, изложены в приказе войскам 1-го Белорусского фронта №0048 от 6.5.44 г.:
"125 СК 47 А не оказав серьезного сопротивления равному в силах пр-ку, перешедшему в наступление с утра 27.4.44 г. оставил очень важный для нас рубеж юго-зап Ковель и, понеся огромные потери, к исходу того же дня неорганизованно отошел на восточный берег р.Турья."
Приказ довольно длинный, в нем расписываются всякие косяки на разных уровнях. Но в итоге К.К.Рокоссовский прямо указал: "За проявленную бездеятельность и неспособность умело организовать оборону и управлять боем, по моему ходатайству бывший командующий 47 армией генерал-лейтенант Поленов и командир 125 СК Пархоменко, сняты с занимаемых должностей".
Что же мы прочитаем про бои 27 апреля у Пономаренко? А практически ничего, меньше десяти страниц по немецкой операции с кодовым наименованием "Ильзе". Ввиду недооценки событий этих дней в немецких источниках.


В общем получился отличный пример того, что односторонность сильно мешает эффективному исследованию. Даже у трудолюбивого автора.

3) Браунинг К. Обычные люди. 101-й резервный полицейский батальон и "окончательное решение" в Польше (Ordinary Men: Reserve Police Battalion 101 and the Final Solution in Poland) Жутковатое чтиво, честно говоря.

Книга повествует о деятельности 101-го резервного полицейского батальона в Польше в 1942-43 гг. 500 человек, преимущественно из Гамбурга, люди в возрасте, докеры, водители, мелкие предприниматели. Средний возраст рядовых — 39 лет (более половины в возрасте от 37 до 42 лет). Батальон возглавлял 53-летний Вильгельм Трапп, принимавший участие в
Первой мировой и получивший Железный крест первой степени. В НСДАП с 1932 г. Собственно пожалуй только его и могли отобрать специально, как пресловутого "альте кампфера". Волею судеб они оказались палачами в ходе "окончательного решения". Основной материал, который использовал автор Кристофер Браунинг, это допросы выживших после войны полицейских в ходе расследования их преступлений в ФРГ в 1960 гг. Причем немцы запретили Браунингу использовать настоящие имена полицейских, за исключением офицеров. Книга стала скандальной, по ней, вроде как, собрались снять фильм.

Началось все с акции в городке Юзефув, в котором из-за каких-то транспортных проблем решили перебить евреев на месте, около 1500 человек. Полицейских привезли в городок и поставили перед фактом, что надо расстреливать. Командир батальона только спросил желающих отказаться, таковых нашлось всего 10-12 человек.

Вообще самый поучительный вывод, который можно сделать из книги и на который хочется обратить внимание читателей моего блога: если вдруг доведется оказаться в стремной ситуации, не бойтесь отказываться. Делать шаг вперед, когда вызывают "кто не хочет?". Даже в такой ситуации как Третий Рейх и массовые расстрелы, отказавшимся стрелять ничего не было. Ничего. Совсем. Собственно начальству проще не возиться с отказниками, а поставить их на другую работу.

Итак в Юзефуве развернулся конвейер с вывозом евреев в лес и расстрелом. Причем стрелять нужно было из винтовок. Врач сказал полицейским, что нужно приставлять штык к основанию шеи и стрелять. Евреев укладывали и пытались воспроизвести эту рекомендацию. Разумеется, без практики все пошло наперекосяк. Высокоскоростные винтовочные пули разносили черепа, куски которых разлетались в стороны. Некоторые начали отказываться уже в процессе расстрела. Но так или иначе всех перестреляли и трупы так и бросили в лесу, без захоронения. После Юзефува многие напились, но акцию не обсуждали, разговоры о ней стали табу. Но вообще подготовочка хромала на обе ноги, никто не додумался надыбать пистолетов 7,65-мм для расстрельных команд, чтобы без разлетающихся черепов.

На следующей акции в Ломажах (Lomazy) в августе 1942 г. для непосредственно расстрелов привлекли неких "хиви" неуточненной национальности. Учтя "опыт" Юзефува на этот раз выкопали могилы и стреляли у могил, но опять же из винтовок. Было расстреляно 1700 человек.

После Юзефува и Ломаж таких же кровавых акций некоторое время не было. Полицейские организовывали отправку евреев из гетто в Треблинку к квалифицированным убийцам, стреляя по тем, кто не мог идти - старым, больным. Но таковых было в абсолютных числах немного.

Потом начались акции вида "охота на евреев", когда разыскивали прятавшихся вне гетто евреев, прятавшихся в лесах, подвалах. Причем часто поляки доносили на прятавшихся евреев. Более того, был эпизод с парой молодых польских националистов, которые пригласили стрелявших евреев полицейских выпить с ними водки. В общем если будет тщательная экранизация кино, будут горы кирпичей. С другой стороны был эпизод, когда спустившись в подвал полицейские встретили поляка, который честно сказал, что прятал евреев т.к. среди них была его невеста. Полицейские предложили ему уйти, но он сказал, что разделит судьбу своей невесты. Всех расстреляли. Потом другой полицейский сказал, что на самом деле выбора не было, и они бы в любом случае расстреляли поляка за укрывательство.

В процессе этой "охоты" расстреливали уже те, кто втянулся и кому это нравилось. Более того, когда к полицейским приехали артисты (типа агитбригады), они захотели добровольно поучаствовать в расстрелах. Творческие люди, ядреныч.

Всего 500 полицейских, как оценивается, с июля 1942 г. по ноябрь 1943 г. расстреляли около 38 тыс. человек и депортировали в концлагеря около 45 тыс. человек.

Значительную часть книги занимает обсуждение, как эти "обычные люди", немолодые полицейские, стали профессиональными убийцами. Подчеркивается, что в случае со 101-м батальоном в тылу не было никакого ожесточения, встречавшегося на фронте, как пример приводится коллекционирование американцами частей трупов японцев на островах в Тихом Океане. Анализируется все, вплоть до агитационных материалов, которыми потчевали полицейских. Браунинг пишет, что объяснение вида "у них не было выбора" не работает - во-первых, отказников не расстреливали и не только в 101-м батальоне, а во-вторых командир батальона не был брутальным харизматичным лидером. Как показывали на допросах полицейские он "рыдал" после акции в Юзефуве. Также полицейских трудно назвать выкованными Третьим Рейхом - они сформировались как личности до прихода Гитлера к власти. Браунинг отмечает, что куда большую роль играл конформизм, не отказываться ввиду боязни осуждения со стороны товарищей, из страха показаться "трусом" или "лучше других", предоставив "грязную работу" товарищам. Одновременно немолодых полицейских трудно назвать прирожденными убийцами, у них были шансы пойти в убийцы ранее на фронт, они же оказались во второразрядной полиции. В моем издании в конце еще была полемика с неким историком, который искал корни в распространенном в Германии антисемитизме. Автор "Обычных людей" спорит с этим, указывая, что нацисты стреляли не только евреев (кому как ни нам это знать). Также он обращает внимание на расслоение батальона, которое игнорирует его оппонент: личный состав быстро разделился на охочих до расстрелов, тем, кому было все равно, и косивших от расстрелов.

Собственно главный вывод: массовые убийцы вполне могут выйти из обычных людей, обычного общества. В силу обстоятельств.

Читано на английском. Надо сказать, что довольно тяжело читалось, часто заглядывал в словарь. Много незнакомой лексики.
Если что, есть краткий пересказ на русском.

* - "старый боец"(нем.).
Tags: 1944, история, книги, танки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →